Вопрос распределения земли в районах республики с каждым днём все больше обостряется. Одно из первых обещаний главы республики Вячеслава Битарова об обнародовании инвентаризации земель до сих пор не исполнено, несмотря на то, что уже прошли все озвученные сроки.

Идея проведения земельной инвентаризации принадлежала Тамерлану Агузарову, который планировал "покончить с властью латифундистов", забрать землю у бизнесменов, выращивающих кукурузу на сотнях гектаров земли, полученных на льготных условиях, и дать возможность сельчанам зарабатывать на земле, создавая небольшие фермерские хозяйства.

Когда Агузарова на посту главы республики сменил Битаров, работа была продолжена, однако акценты сместились. Землю продолжили "инвентаризировать", но теперь уже  для передачи не фермерам, а все тем же бизнесменам, которых назвали "инвесторами". И уже в своём послании парламенту в начале  2017 года Битаров заявил о завершении инвентаризации. "В 2016 году проведена инвентаризации земель республиканской собственности. Мы получили общие данные, но этого недостаточно! Нужно знать, какие это угодья: пашня, сенокосы или пастбища, и кто эти земельные участки обрабатывает", - заявил глава.

Для обеспечения такой прозрачности, совсем невыгодной латифундистам, решили создать интерактивную карту земель Северной Осетии, в которой отразятся результаты проведенной инвентаризации, ее презентация была заявлена на 1 декабря 2017 года. Однако презентации не случилось, как и "решения кадрового вопроса", что тоже было обещано главой республики ещё летом на совещании с главами муниципальных образований в том случае, если сроки инвентаризации будут сорваны.

Сроки сорваны, информация о владельцах земли не стала достоянием общества, зато районные власти под давлением республиканских чиновников вообще перестали предоставлять доступ к земле жителям, ссылаясь на " битаровскую инвентаризацию".

Возмущение колхозников и фермеров по всей республике уже вылилось в акции протеста и письма Владимиру Путину, что, впрочем, не дало никакого результата. Землю у сельчан под разными предлогами продолжают отбирать. Жители Моздока, Ардона, Хаталдона, Ногира объединились в общественную организацию "Сельсовет", которая в феврале провела свой первый сбор, решив совместно отстаивать права сельчан на землю для ведения фермерских хозяйств.

«Те, кто эффективно использует земли, не должны пострадать», - публично заявляет Вячеслав Битаров. Однако, на деле земля передаётся под "инвестиционные проекты" - то есть коммерсантам для извлечения прибыли. А жителей сел при этом лишают возможности единственного заработка.

Взгляд простых колхозников на прошедшую в республике "инвентаризацию" изложил на заседании всероссийского "Сельсовета" активист из Северной Осетии. Как это водится накануне выборов, проблему североосетинских аграриев тут же политизировали и вписали в "хроники путинской России". Хотя, скорее, это североосетинские реалии деятельности пришедших к власти коммерсантов, которые решили дополнить свой обмелевший пиво-водочный бизнес сельскохозяйственным, щедро датируемым государством.

Очевидно, что жители сельских районов республики не разделяют оптимистичного взгляда властей на ситуацию с распределением земель и не приветствуют стремление собрать все земельные наделы в собственность АМС. Именно такое негласное указание действует сегодня в сельских администрациях, из-за чего фермеры не могут развиваться и даже вынуждены сворачивать своё хозяйство.

Подобная конфликтная история развивается и в селении Кобан, где на днях прошёл сход жителей села. Как рассказал Алании24 бизнесмен и фермер Герман Плиев, он не может уже больше года добиться от АМС решения земельного вопроса для развития его молочно-животноводческого комплекса.

Герман Плиев создал собственное фермерское хозяйство на 145 сотках, принадлежавших ещё его прадеду, когда вернулся в родное село из Москвы. Он реализует собственную молочную продукцию, не прося никакой господдержки, и исправно платит все налоги, но, как и другие сельчане, на законных основаниях не может получить земли для выпаса и сенокоса.

В 2015 году, обратившись в местную администрацию, он получил согласие на выделение двух участков под выпас и сенокос. Официально было подтверждено, что участки "не принадлежат третьим лицам" и оформлено соответствующее распоряжение.

Скрин

Но затем вводные поменялись и все процессы начали тормозить на уровне АМС. На просьбы фермера обосновать непредоставление земли и дать письменный ответ чиновники не реагировали, и только спустя ровно год Герман Плиев получил письменный отказ с формулировкой, что утвердить схемы земельных участков невозможно, так как они относятся к территории "общего пользования".  

Почему сотрудникам администрации, в нарушение всех установленных правил потребовался год, чтобы дать ответ гражданину, остаётся только догадываться. Возможно для того,  толы внести нужные изменения в правила землепользования и застройки? Вопрос, как один и тот же чиновник подписывает противоречащие друг другу документы, риторический. Власть переменилась, и поддержка фермеров, которая в 2015 году приветствовалось - в 2017 году сменилась распоряжением отобрать все для инвесторов.

"За этот год я сократил поголовье своего стада вдвое, потому что невыгодно содержать скотину, если нет выпаса, да и качество продукции страдает, - пояснил Плиев. - Соответственно сократилось и количество продукции, невыгодно держать помощников на ферме. Вот так на деле у нас развивают малый бизнес и помогают создавать рабочие места".

Жителей села возмущает, что все земли вокруг села розданы, проданы, стоят в запустении, а для выходцев из Кобани нет ни клочка земли.

"Все огорожено сетками до такой степени, что невозможно даже пройти к кладбищу и святому месту, приходится лезть через чужие заборы. Дорога в село не освещена, нам говорят, что света нет и не будет, - рассказывает Плиев. - А ведь именно эта работа и есть обязанность муниципальной власти, наравне с обеспечением прав граждан и оказании всяческой помощи сельчанам".

Президент страны неоднократно предостерегал региональные власти от злоупотреблений при распределении земель и господдержки сельхозпроизводителям, требуя отдавать приоритет малым фермерским хозяйствам и кооперативам, вместо того, чтобы поддерживать крупные корпорации. Однако муниципальные власти Северной Осетии, забыв, о том, что по закону не подчиняются власти республиканской, игнорируя интересы людей, которые выбирали их в органы местного самоуправления, озабочены сегодня только реализацией идеи о собирании земель главы республики, который, по совместительству, является одним из самых крупных республиканских землевладельцев.


Другие материалы по теме:

http://alania24.ru/mobile/news/post/vlast-vs-fermery