Фонд «Петербургская политика» представил обзор «Кадровый резерв 2.0» , в котором представлена информация о российских политиках и чиновниках 70-х и 80-х годов рождения, потенциально способных составить костяк кадрового пополнения ключевых позиций в российской власти в течение ближайшего года.

В таблице «Контуры кадрового резерва 2.0» были отобраны «перспективные» чиновники 70-80-х годов рождения из числа высших федеральных чиновников, глав субъектов Федерации и региональных парламентов, членов Совета Федерации и ГД, участников списка президентского кадрового резерва. Примечательно, что в кадровом резерве отметились политики Северного Кавказа, но среди них нет представителей Северной Осетии, несмотря на то, что формально на участие в «кадровом резерве» могли бы упоминаться подходящие по возрасту Артур Таймазов и Зураб Макиев.

«Пересменки» во время президентских выборов в российской политике, как правило, сопровождаются масштабным кадровым обновлением, затрагивающим многие ключевые посты в правительстве, Администрации президента, губернаторском корпусе. На протяжении предыдущих лет возрастной фактор хотя и не являлся ключевым, но в целом учитывался в ходе проводимых назначений. Самое заметное «омоложение» имело место в 2000 году (среднее снижение возраста Совета безопасности и правительства составило 6 лет), что в целом укладывалось в логику прихода новой генерации ровесников Владимира Путина, который моложе Бориса Ельцина на 21 год. Наблюдаемое за период с 2012 по 2017 год «старение» членов СБ и правительства обусловлено естественным увеличением их возраста в условиях ориентации на стабильность кадров и минимизацию кадровых изменений. Вследствие этого «биологические» показатели лишь незначительно компенсируются приходом более молодых кадров (например, Антона Вайно или Максима Орешкина в 2016 году). В случае губернаторского корпуса перестановки 2017 года позволили сохранить средний уровень примерно на прежнем уровне», - отмечается в аналитической заметке фонда.

В тоже время аналитики отмечают, что настрой на омоложение не является единственно возможным, конкурируя с настроем на «стабильность кадров».

Прогнозируется, что общим фоном кадровых изменений будет постепенное уменьшение притягательности чиновничьей карьеры, в том числе по причине снижения статуса гражданской службы из-за активности правоохранительных органов. Как следствие, возможно возникновение кадрового дефицита при отборе на отдельные позиции – в том числе губернаторские. Это, в свою очередь, будет приводить к появлению большего числа незаполненных статусных вакансий и к возможностям роста. Однако оборотной стороной происходящего может стать меньший средний срок пребывания в должности и рост рисков карьерных катастроф в силу очевидной ориентации правоохранителей на поиск «коррупционных» мотивов в действиях чиновников.