Десять лет назад он покорял сердца зрителей неординарными и завораживающими танцевальными номерами, ставил сольные проекты и даже не подозревал, что в 33 года ему выпадет честь поработать с легендарным госансамблем «Алан». Он прошел долгий и тернистый путь благодаря трудолюбию, таланту и терпению: от алагирского парня - к звезде европейского масштаба. Проекты с его участием собирают полные залы, но, несмотря на это, он остается таким же простым парнем из соседнего двора. О том, как стал худруком государственного ансамбля и почему так важно отстоять свою правоту – Валерий Суанов в нашем интервью.

Республика ждет молодых профессионалов

Когда мне наша молодежь говорила «нас выгоняют», «нас выживают», «нам не дают работать в республике», я всегда полагал, что это пустые слова, за которым кроется отсутствие трудолюбия. Когда я вернулся в республику, передо мной открывались многие двери: куда бы я ни постучался – мне всегда были рады. Я вел свои частные проекты, находил на них финансирование. У меня было много работы. Я и теперь не хочу верить в то, что был излишне оптимистичен. Хотелось бы работать в республике и верить в то, что все не так плохо, как кажется.

Кресло руководителя – как приговор

Если человек занимает кресло, почему на него выливается столько грязи? До сих пор не могу этого понять. Мне всегда казалось, что у меня достаточно хорошая репутация: нет у меня вредных привычек, не шатаюсь по кабакам, не замечен в сомнительных связях. Не знаю, может быть, я человек, неугодный системе? Но я никогда не смогу бороться с недоброжелателями их же методами – это низко. И за свою репутацию не боюсь. Просто очень беспокойно за будущее наших людей.

Честно об «Амазонках»

Спектакль – трогательная история о том, как амазонка влюбляется в сарматского война – мое авторское либретто. То, что люди там голые, - это неправда. Как и неправда то, что я не несу ответственности за то, в каком виде они выходят на сцену. Я несу эту ответственность. Что касается конкретного случая, то костюмы коллектив шил сам – из занавесок, обрывков кожи – у кого что было. Но на этих девочках нет ни одной обнаженной части тела. Заметьте, никто не говорит о том, что происходит с финансированием культуры и культурных проектов. Никто не шил им тогда костюмы. На это просто не было даже самых минимальных средств. Да, признаю, это моя зона ответственности, наверное, я не должен был их так выпускать, но тогда бы они вообще никуда не поехали, и не завоевали несколько раз гран-при. На том самом международном конкурсе детского и юношеского творчества стран СНГ мы тогда стали первыми  среди тридцати шести коллективов.

Простой алагирский парень

Все, чего я добился в своей жизни, всегда добивался сам благодаря трудолюбию и терпению, наверное. Я из простой семьи, меня никогда не торпедировали. Во многом в жизни мне помог Тимур Сикоев, который отправил меня учиться, который помогал мне во всех жизненных ситуациях – он сформировал меня как творческую личность. Я ему за это благодарен. Сейчас я не нуждаюсь в том, чтобы что-то кому-то доказывать. У всех есть сторонние контракты. По-крупному счету, если ты не востребован – значит, ты плохой специалист. Я так считаю. На сегодняшний день я востребован, зарабатываю я исключительно честно. Никогда не брал взяток, даже конфетами. Моя совесть чиста.

«Отелло» как яблоко раздора

Я не хотел идти на эту должность в «Алан» с самого начала. Меня позвали один раз – и я отказался. Потом появился литовский контракт, и я начал летать туда. В Литве сразу предложили и второй контракт, но я отказался, поскольку одновременно поступило повторное предложение поработать с госансамблем от Тимура Сикоева. Я не мог ему отказать, но сразу предупредил, что у меня есть обязательства по литовскому контракту: не могу взять и уйти. Об этом все знали. Не думал, что это может стать причиной моего увольнения.

Интриги против здравого смысла

Не буду скрывать, как и любой творческой личности, мне хочется оставить след в культурной истории нашей республики и нашего народа. Внести свой предельный вклад в культурную составляющую нации. Если бы в сложившейся ситуации со мной изначально поговорили и попросили: «Валера, отойди, пожалуйста», - я бы  легко это место отдал, потому что не люблю участвовать в интригах. Для меня легче всего ситуацию отпустить. Я фаталист, и знаю, что может быть для меня так будет лучше. Мне сейчас часто бывает неловко, потому что на улице пальцами тыкают со словами «За Валеру». Но я благодарен всем, кто нас поддержал, потому что люди тем самым поддерживают не лично меня – они поддерживают «Алан». 

Авторская программа и федеральный грант

Мы подавали на грант. И мы реально смогли бы его получить. Будет очень неприятно, если то, что мы с коллективом формировали эти месяцы - направления, программу, грант - кто-то сейчас все это заберет у нас и будет делать сам. Это действительно обидно. Не хочется уходить из коллектива, не воплотив все свои творческие планы.

«Теплый» прием

Когда я пришел в «Алан», меня, как любого нового человека, восприняли крайне настороженно. Я из тех людей, кто за словом в карман не полезет. Но, признаюсь, было волнительно. Всегда считал, что все необходимо доказывать профессионализмом. Удалось выстроить работу. Было ощущение, что все ждут моего провала. Все надеялись, что я сам себя закопаю, но когда в творческом плане мне ничего не смогли противопоставить, нарисовали вокруг меня эту непонятную историю.

Преданность коллектива

В первый день своего увольнения я смог вдохнуть полной грудью: понял, какой груз ответственности с меня свалился. Я вновь начал строить какие-то личные планы. Когда оказалось, что меня могут восстановить – стало даже немного грустно. Знаете, я очень хорошо понимаю, что мое возвращение в ансамбль будет лишь началом большой войны. Коллектив встал на мою сторону, и после того, как они за меня заступились, я точно понял – не могу их подвести.

Желание вернуться в ансамбль – это не ущемленное самолюбие. Мне кажется, во-первых, сложившаяся ситуация несправедлива. Несправедлива она не только ко мне, но и к коллективу ансамбля. Во-вторых, это вера людей в меня, в том числе и сотрудников «Алана». Я не сдаюсь только для того, чтобы не сломались они, думая, что система решает все. Верю в то, что все решается талантом и творчеством. Кстати, двум моим сотрудникам дважды предлагали мою работу. Они отказались с просьбой вернуть меня. Это большая ответственность и большой аванс от них.

Я очень переживаю за то, что будет с теми людьми, который меня поддержали, если я уйду. Очень хочется верить, что с ними не станут сводить счеты. Это светлые, преданные и талантливые люди, чьи любовь и уважение очень легко заслужить, если жить проблемами коллектива, стремиться к процветанию ансамбля и отдавать себя работе. Эти люди преданны не мне - они преданны танцу.

Нацеленность на результат

Я был нацелен на результат в «Алане», этого результата все от меня ждали. Я строил планы и знал, что через пять лет я смогу вырастить себе преемника и со спокойной душой попивать чай. Я не представлял, что буду работать в «Алане» всю жизнь, но лет на пять я бы точно задержался. Эта работа совсем не привлекательна для меня финансово. Я зарабатываю своими контрактами. И для того, чтобы быть честным в «Алане», контракты мне действительно были необходимы. Эта работа привлекает, в первую очередь, людьми, которые находятся в ансамбле. Большая часть из них хочет настоящего творчества и перемен к лучшему.

Отказ от социальных сетей – как лекарство от плохого настроения

Не знаю, что про меня пишут - меня нет в социальных сетях. И я уже сейчас понимаю, какое это для меня было правильное решение. Оно было абсолютно сознательным. Я видел, как мои друзья начинают жить какой-то виртуальной, несуществующей жизнью.  И сколько негатива они получают. К сожалению, мы сегодня живем в мире, где люди осуждают друг друга, не зная человека. И зачем они это делают  - известно одному Богу. К сожалению, я не смогу их вытащить из социальных сетей, но постараюсь приобщить к искусству высочайшей пробы. Мы все временны в этом мире - искусство вечно.

О традициях

Знаете, мне очень важно, чтобы двое моих сыновей росли в республике, где национальное самосознание и культура находятся на высочайшем уровне, где помнят и чтят свои традиции, говорят на родном языке, почитают старших. Наша задача, как деятелей культуры, сохранять и преумножать то, что есть у нашего народа – это огромный пласт богатейшей и ярчайшей культуры, который требует трепетного отношения и детального погружения. Мы должны не только помнить о том, кто наши предки, но и сами стать достойными для своих потомков.

p.s. Это интервью было написано давно, но мы не давали его в надежде на справедливый исход этой истории. Да и, если честно, опасаясь навредить главному герою, который неоднократно повторял, что культура вне политики. Сегодня, когда стало известно, что все обещания, данные министром культуры и другими чиновниками, не сдержаны, мы публикуем этот материал и желаем Валерию Суанову, который, мы уверенны, найдет себя вне республики, вернуться на Родину также триумфально, как сегодня в Осетию приезжает маэстро Гергиев.